Пятница, 05 ноября 2021 16:08

«Второе дыхание» «кислородного дела»

Александра Бастрыкина интересует ход расследования гибели пациентов ростовской больницы

В расследовании громкого уголовного дела о гибели в октябре прошлого года тринадцати пациентов ростовской городской больницы №20 наметился новый поворот: обеспокоенный количеством негативных публикаций в СМИ и соцсетях глава Следственного комитета Александр Бастрыкин вызывает для доклада и.о. руководителя следственного управления СКР по Ростовской области Максима Шищенко. Последнему придется отдуваться, в том числе, и за своего непосредственного начальника Аслана Хуаде, благополучно избежавшего встречи с федеральным руководством. Похвастаться ростовским силовикам действительно нечем: за прошедший год их работа практически не сдвинулась с мертвой точки. И это не удивительно, ведь ростовские чиновники, включая губернатора Василия Голубева, приложили максимум усилий для того, чтобы скрыть сам факт ЧП с многочисленными смертями, причиной которых стало отсутствие в лечебном учреждении медицинского кислорода. Голубев даже назвал информацию о гибели людей «фейком» и «вбросами». Между тем, подробности произошедшего озвучили работники 20-й больницы, рассказавшие, в том числе, об имевшей место фальсификации медицинской документации, которую должно было изучить следствие. Итогом скандала стало увольнение нескольких высокопоставленных членов губернаторской команды, в том числе, министра здравоохранения региона Татьяны Быковской, чье имя неоднократно фигурировало в коррупционных скандалах и разоблачениях. Незадолго до увольнения Быковская стала фигурантом уголовного дела о превышении должностных полномочий, которое позже было приостановлено. Сегодня этому делу снова дан ход в связи с появлением документов ФАС, касающихся антиконкурентного сговора с участием Быковской и руководства ряда медучреждений, в том числе, получившей печальную известность городской больницы №20.

Бастрыкин берет дело «на карандаш»

Глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин намерен выслушать доклад и.о. руководителя следственного управления СКР по Ростовской области Максима Шищенко о ходе расследования гибели пациентов в ростовской городской больнице №20 в октябре прошлого года. Как следует из сообщения пресс-службы ведомства, внимание Бастрыкина привлекли многочисленные публикации в СМИ и социальных сетях, содержащие критические замечания в адрес следствия.

Уголовное дело было возбуждено после смерти пациентов ковидного госпиталя, связанной с недостатком медицинского кислорода для аппаратов искусственной вентиляции легких. Данные о количестве погибших отличались противоречивостью: если первоначально сообщалось о пяти умерших, то вскоре речь шла о девяти, а затем тринадцати случаях летального исхода.

Показательно, что ростовские чиновники до последнего старались отрицать не то что масштабы, но сам факт ЧП. Так, начальник регионального пресс-центра по мониторингу ситуации с коронавирусом Сергей Тюрин назвал «фейком» информацию о связанных с дефицитом медицинского кислорода смертях в 20-й горбольнице. В свою очередь, замглавы администрации Ростова-на-Дону по социальным вопросам Елена Кожухова заявила, что «в эти дни аварийных ситуаций, связанных с поставкой кислорода, на территории этой больницы не было, как и не было аварийных ситуаций, которые могли бы повлечь смерть пациентов».

Фактически произошедшее удалось предать широкой огласке только благодаря позиции СМИ и общественности. Не стали молчать и медики. В частности, подробные показания о произошедшем дал врач анестезиолог-реаниматолог Артур Топорков, дежуривший в ночь смерти пациентов: по его словам, период полного отсутствия кислорода длился около 40 минут. Сотрудники больницы направляли рапорт о произошедшем на имя главврача учреждения Анатолия Титова, но результаты оказались диаметрально противоположны ожидаемым:

«Сейчас идет фальсификация и укрытие всех документов, в следственный комитет были переданы истории без некоторых наших дневников и подписей с целью укрытия факта кислородной трагедии и выставления нас виноватыми. Также из реестра больницы была удалена запись с жалобой, направленной нашим сотрудником по этому поводу, но в ходе проверки, следственному комитету удалось найти документ», – цитировало рассказ Топоркова издание «Блокнот - Ростов-на-Дону».

«Иная реальность» ростовских чиновников

Как мы можем убедиться, фальсификация медицинских документов имела место с самого начала расследования. Потому вдвойне интересно, какой объем материалов за год своей работы собрало следствие и с чем придет на доклад к московскому руководству и.о. руководителя СУ СКР по Ростовской области Максим Шищенко. Примечательно, что сам глава ведомства генерал-лейтенант Аслан Хуаде технично «слился», оставив «один на один» с Бастрыкиным своего зама.

Заметим, что в минувшем августе было возбуждено уголовное дело по факту гибели одиннадцати пациентов реанимационного отделения республиканской клинической больницы скорой медицинской помощи во Владикавказе вследствие прорыва подземной кислородной трубы. Его расследование также было взято под личный контроль главой федерального Следкома. Сыграло ли роль вмешательство Бастрыкина или нет, но спустя всего несколько дней после трагедии СМИ сообщили о задержании главврача медучреждения Владимира Плиева, отправленного затем под домашний арест решением суда.

Как мы можем убедиться, осетинские силовики сработали оперативнее своих ростовских коллег. Республиканские чиновники также не стали замалчивать ситуацию: соболезнования семьям умерших выразили в региональном Минздраве, а врио главы Северной Осетии Сергей Меняйло подтвердил имевшие место в больнице проблемы с подачей кислорода и факт эксплуатации кислородных емкостей без необходимой документации. Для сравнения: ростовский губернатор Василий Голубев до последнего пытался отрицать очевидное и требовал от подчиненных «быстро опровергать фейковую информацию» и «реагировать на вбросы».

«Мне сложно представить, из каких источников черпают информацию чиновники, но стоит просто зайти в медучреждения, пообщаться с врачами и пациентами - и сразу все станет ясно. У нас и власти региона - абсолютно разная информация, абсолютно разное понимание и, судя по всему, абсолютно разные реальности, в которых мы пребываем», – констатировал тогда депутат городской думы Ростова-на-Дону Петр Пятибратов.

Коррумпированный Минздрав «под крышей» Быковской

Последствием ростовского «кислородного скандала» стало увольнение министра здравоохранения области Татьяны Быковской (официально отправленной на пенсию), начальника городского управления здравоохранения Надежды Левицкой и ряда работников 20-й горбольницы, включая заслуженного врача РФ, многолетнего заведующего отделением анестезиологии-реанимации Бориса Розина. Кстати, не пожелавший скрывать смерть пациентов Артур Топорков был вынужден написать заявление об увольнении со стандартной формулировкой «по собственному желанию».

С тех пор никаких подробностей о ходе расследования громкого уголовного дела не сообщалось. Правда, в минувшем декабре сити-менеджер Ростова-на-Дону Алексей Логвиненко в беседе с журналистами фактически обвинил в смерти пациентов медперсонал больницы, не задействовавший имевшийся в учреждении резерв медицинского кислорода: «Резервным запасом никто не воспользовался, резервные баллоны не были включены. Существуют ручные методы подачи кислорода, кислородные подушки, ими тоже никто не воспользовался», – передавал слова Логвиненко ТАСС.

Жаль, что, акцентировав внимание на конкретном лечебном учреждении, сити-менеджер умолчал о целом комплексе проблем в системе здравоохранения Ростовской области, где, начиная с 2004 года, бессменно «царила» Татьяна Быковская. За это время коррупция в региональном Минздраве стала носить поистине угрожающий характер. Напомним, что в ноябре 2019 года сама Быковская была задержана сотрудниками ФСБ и решением суда помещена под домашний арест: ей инкриминировалось превышение должностных полномочий.

Скандал оказался громким. СМИ напоминали о многочисленных скандалах, в том числе коррупционного характера, в которых в разное время оказалась замешана глава Минздрава. Например, об уголовном деле, связанном с закупкой у близкой министру компании «Алком-7» трех магниторезонансных томографов, стоимость которых оказалась завышена на 93 млн рублей. В итоге по делу о мошенничестве были осуждены замминистра Василий Кравченко и бывший руководитель отдела централизованных закупок Марина Липовская. Что касается Быковской, то по версии следствия, она была всего лишь введена в заблуждение.

Резонансными стали разоблачения врача-гинеколога Ирины Буштыревой, обвинившей Быковскую и ее подчиненных в фальсификации статистики детской смертности в регионе, являющейся одним из ключевых показателей эффективности работы областного руководства. Имеющиеся у нее доказательства подлога Буштырева предоставила сотрудникам Следкома. Среди прочего, речь шла о данных, как минимум 100 женщин, которые были удалены из базы ростовского перинатального центра с целью улучшения показателей. Вот только был ли дан ход этим документам?

Не удивительно, что Быковская стала одним из самых ценных кадров в губернаторской команде: несмотря на задержание и уголовное преследование, вскоре она снова приступила к исполнению своих должностных обязанностей, а Голубев прямым текстом заявил, что не намерен увольнять чиновницу, «пока ее вина не будет доказана». Сделать это ему пришлось только после массовой гибели людей в 20-й больнице.

Быковскую – на нары, Шищенко – на разбор полетов?

Вскоре после своего официального выхода на пенсию, Татьяна Быковская снова оказалась в центре внимания силовиков. В ноябре прошлого года в прессе появились сообщения о проведении в ее доме обысков в рамках расследования «кислородного дела». А не далее, как в минувшем сентябре стало известно, что к уголовному делу экс-министра будут приобщены материалы ФАС, касающиеся антиконкурентного сговора в сфере обращения с медицинскими отходами класса «Б» между ростовским Минздравом и рядом региональных медучреждений, в том числе, получившей печальную известность 20-й горбольницей.

Ранее этот контракт, стоимостью 85 млн рублей был пролоббирован для компании «Центр 100 Ростов-на-Дону». Он-то и стал причиной уголовного преследования Быковской и ее бывшего заместителя Станислава Беседовского, однако дело было приостановлено. Получается, что силовики решили снова взяться за бывшую главы Минздрава? Кстати, второй участник сговора – «Центр 100 Ростов-на-Дону» плотно сидит на госконтрактах, общий объем которых превышает 345,6 млн рублей, а одним из главных его заказчиков выступает как раз ростовская городская больница №20.

Несмотря на громкий коррупционный скандал, сотрудничество предприятия с медицинскими учреждениями успешно продолжается: согласно данным базы «Rusprofile», не далее, как в сентябре Центр заключил контракт стоимостью 559,2 тыс. рублей на вывоз, обеззараживание и обезвреживание отходов с Егорлыкской районной больницей.

Такое положение вещей можно объяснить близостью руководства компании с администрацией Василия Голубева: дело в том, что еще в 2017 году «Центр 100 Ростов-на-Дону» и правительство области подписали договор о создании в регионе централизованной системы сбора и обезвреживания медицинских отходов. Сообщалось, что инициатором проекта выступила швейцарская фирма «AFD Group», а его стоимость оценивалась в 400 млн рублей.

После этого надзорные и силовые ведомства неоднократно проводили проверки Центра на предмет имевших место нарушений. Так, ростовский департамент Росприроднадзора уличил предприятие в работе без утвержденных нормативов предельно допустимых выбросов вредных веществ в атмосферу; ФАС подозревала его в участии в картельных сговорах, а управление ФСБ проверяло на предмет совершения мошеннических действий.

Возможно, лоббировавшая интересы Центра Татьяна Быковская спала и видела, что ее уголовное дело спустят на тормоза. Точно также, как и расследование гибели 13 пациентов 20-й горбольницы. В ростовском Следственном управлении СКР, видимо, не особо возражали против такого развития событий. Но не срослось. Теперь экс-министру стоило бы начать готовиться к возможной «посадке». А Максиму Шищенко – подыскивать убедительные аргументы для объяснения Александру Бастрыкину причин фактического бездействия в течение года. Можно, конечно, назначить очередного «стрелочника», вот только нет никакой гарантии, что московское руководство не истребует материалы дела в полном объеме для их детального изучения. В этом случае на роль «стрелочником» вполне может сгодиться сам Шищенко.